Genius Loci - новый запрос городской идентичности

Genius Loci - новый запрос городской идентичности

Анна Соколова, житель Басманного района, городской активист

“Хотим не как у всех” – я неоднократно слышала во время обсуждений благоустройства. Почему мы все хотим “не как у всех”? Как найти общее? Где же здесь городская идентичность?…

На самом деле все закономерно – в основе идентичности лежит психологическое обособление социальной группы “мы” от абстрактных “они”. Но поскольку социальные группы в Москве по месту проживания формируются достаточно стихийно, и постоянно подвержены изменениям состава, то запросы на идентичность часто сводятся к тому, чтобы выделить локальный образ самого места проживания. Определить для себя его уникальность – и с ним идентифицироваться.

Казалось бы все просто – поставь памятник позаметнее или дом поярче – и жители сразу начнут идентифицировать себя по месту проживания рядом с ним, ведь он “не как у всех”, уникальный. Но почему-то это далеко не всегда работает. Почему?

Потому что не выполнены две важных составляющих – проект не оправдал чаяния основных целевых групп жителей места статически и не вступил с ними и с местом в диалог динамически. Не удалось ощутить “дух места”. Желание идентифицировать себя с “пустым местом” не возникло.
 

Но каждому свое? Есть ли что-то общее для всех?

Недавние исследование виртуального Музея Басманного района показало, что всех опрошенных жителей объединяет представление о том, что Басманный район – исторический. По сути это и есть “Дух места”, запрос на идентичность. Очень много говорят о патриотизме – но патриотизм начинается с идентичности.

Запрос на качественную городскую среду сформулирован – “Верните нам историю!”
 

Почему большинство жителей Басманного района так озабочены сохранением исторической среды и часто возмущены любыми современными объектами? Несмотря на то, что им пытаются приводить в пример европейские города, где в историческом центре появляются здания модернизма и деконструктивизма. Потому что в европейских городах давно озабочены воссозданием исторической застройки. Не секрет, что большое число признанных памятников европейской архитектуры – воссозданы, иногда по кирпичику.

На фоне массива исторической застройки, имеющей такое большое уважение и весомый голос, современные здания бывают очень уместны – именно потому, что они вступают в вежливый диалог с исторической застройкой.

У нас пока, к сожалению, все только разрушается, не воссоздается ничего, реконструируется – ничтожно мало, а при строительстве наблюдается архитектурный балаган, когда новая застройка не желает “считаться” со старой, новые здания проектируются в полном неуважении к исторической среде, спорят с ней и громко заявляют о своей “уникальности”. До недавних пор так же происходило со стандартным благоустройством – когда дорогими материалами, элементами заполняли пространство без учета контекста места, без желания вести диалоги с позитивными целевыми группами жителей. В этом году ситуация изменилась, более того, при благоустройстве власти сами стали интересоваться историческими документами. А вот застройщики даже не пытаются вступать с “духом места” и жителями в диалог.

Почему запрос на историю, историческую среду реализовывается с таким трудом?

Ответ на поверхности и сформулирован давно:

“А много ли делается у нас в пользу старины, кроме казенных запрещений разрушать ее? Ведь стыд сказать: местная администрация, местные власти часто понятие не имеют об окружающей их старине.” Николай Рерих “По старине” 1903 год.


Как много жителей в подробностях знакомы с историей локального места? Единицы. Среди местных властей процент еще меньше – они по должности не обязаны знать историю.

На городской активизм меня сподвигла небольшая статья в “Москве-Центр” в 2015 году, где говорилось что в Басманном районе в 19 веке за нынешним Садовым кольцом лежали леса и болота. Позже стало понятно, что существует устоявшееся мнение: за Садовым Кольцом “истории нет”. Увы, пережиток борьбы “с наследием царского режима” жив до сих пор.

И что теперь делать?

“Пора всем сочувствующим делу старины кричать о ней при всех случаях, во всей печати указывать на положение ее”. Николай Рерих “По старине” 1903 год.

Нужно использовать различные способы рассказать городским властям историю развития Басманного района и его частей.

Особенно важно это для части Басманного района между Садовым и Третьим транспортным кольцом, где до сих не возвращены исторические названия улиц, которые образуют культурно-исторические связи местности, где идол в виде статуй ветеринара-анархиста Баумана смотрит из-за каждого куста, где каток городского строительства бессмысленно уничтожил только на памяти одного поколения кварталы исторической застройки. Но мы должны пользоваться любой возможностью, чтобы достать из грязи оставшийся жемчуг.

“Дух места” на улицах с исторической застройкой – очевиден, его не нужно искать, он витает в воздухе. Но бывают и пространства с неочевидным “духом места”, и в таких случаях очень важен диалог с местными жителями.

Таким образом был создан проект общественного пространства у метро Бауманская, в котором я участвовала. “Дух места” был вербализирован сразу – когда жителям предложили готовый проект благоустройства в стиле футуризма. О необходимости учесть исторический контекст места – начало бывшей “Немецкой слободы” – я заявила на первом же обсуждении благоустройства. Мало-помалу в диалоге проект обретал формы – декоративные арочные проемы квартала Немецкого рынка, керамические панно в стиле фигурок Гарднеровского фарфора, которые отразили основные этапы застройки Немецкой слободы периода своего расцвета с конца 17-го до начала 19-го века, миниатюрный пейзажный парк, потому что такие были элементами дворцов Немецкой и Басманной слобод с середины 18-го века, когда там заселилась вся московская знать.  И обязательно нужно было предусмотреть диалог места с жителями – это разноплановость изображений на панно (детали можно разглядывать долго, световая картина в течение дня меняется), их доступность (можно подойти и потрогать), смена сезонной цветовой картины озеленения, как и положено в пейзажном парке.

Хотя доступность панно и вызывает неудовольствие людей – но это тот род неудовольствия, который в данном случае позитивный – страх, что красоту могут испортить. В инстаграме постоянно появляются все новые и новые фото места, значит “дух места” торжествует, особенно отрадны для меня похвалы студентов МВТУ, моей альма-матер.

К сожалению и тут не обошлось без фрагментарного “балагана”, когда один из художников решил без всякого учета исторического контекста налепить мозаику на новодельную стену-пристройку к дому 1902-го года постройки. Стена нужна была жителям этого дома, она когда-то в 1987-м году была построена, жители к ней привыкли, на ней была мозаика, более-менее отвечающая исторической правде. Ряд наших муниципальных депутатов проявил бурную активность в постройке новой стены, под предлогом воссоздания именно историко-культурного объекта, но по непонятным причинам ни истории, ни культуре внимания не уделили. В результате вместо того, чтобы отразить уникальный период нашей истории 16 века, когда все иностранцы восхищались русскими одеждами как очень нарядными, сохранившими византийский стиль, на этой стене теперь фигурируют фарсовые наряды в стиле матрешки.

Если мы постоянно говорим о том, что Басманный район – это музей под открытым небом, или должен им стать, то нужно пользоваться всеми способами подчеркнуть эту музейность. И она должна исторической правде отвечать, потому что нам есть чем гордиться. Между Садовым и Третьим транспортным кольцом у нас подлинный исторический центр Москвы.
 

В данном случае я очень рассчитываю на помощь всех неравнодушных жителей и депутатов в том, чтобы на площади у метро Бауманская – как на “входных воротах” не только в бывшую Немецкую слободу, но и в Басманную, и в Покровское-Рубцово вдоль Покровской дороги, – появилась и “легенда” места, тем более, что точку размещения мы примерно уже определили.

Скоро на площади должны появиться латунные таблички в мощение, которые тоже будут элементом “диалога”, “предложат” горожанам поинтересоваться что это за Басманная и Немецкая слободы и Покровское-Рубцово.

Кроме того, городские власти в лице Дептранса и ЦОДД собирались разместить на площади у метро стандартное панно городской навигации, и для этого панно мы с Натальей Андреевной Домашневой нашим самым заслуженным краеведом по договоренности с ЦОДД подобрали исторические объекты в пределах 10-минутного пешего хода (это стандартный масштаб карты) для отображения на карте в 3D и 2D рисунках и подписях.

Еще один пример удачного взаимодействия жителей с властями – детский городок “Сказки Пушкина”, который я благоустраивала в 2016 году. Он оказался настолько удачным, что Мэр Москвы включил его в Топ 3 объектов Басманного района, сделанных за свой прошлый срок на посту. Изначальный детский городок 80-х годов был сделан в стиле архитектуры Кижи, сам по себе был очень достойным, и “дух места” диктовал необходимость повторить его 20 лет спустя. Но это было во-первых невозможно по ГОСТам, а во-вторых он к Пушкинской “Сказке о царе Салтане” не имел никакого отношения (это были стандартные деревянные городки, которые строили студенты ГИСИ в разных городах), потому что Пушкин описывал белокаменный город, и все иллюстрации с 19-го века говорили о том же. В качестве отправной точки (на мой страх и риск, потому что я сама рисовала эскизы к новому городку) были выбраны иллюстрации Ивана Билибина, который, как “мирискуссник” в своем творчестве основывался на старинных изображениях, иконах, летописях. В детском городке использованы характерные исторические формы и цвета, и принцип “обратной перспективы”. И, самое главное, он находится в непрерывном диалоге с окружающей местностью, вплоть до того, что взрослые посетители в городке, глядя на игровые постройки, обязательно поворачиваются и оглядываются на колокольню Елоховского собора.

А в этом году меня попросили помочь еще в одном благоустройстве – во дворе дома ОКН Подкопаевский переулок 8/13/5 – где жители хотели дистанцироваться от гигантской помойки. Она нарушала их идентичность. В результате в рамках благоустройства удалось соблюсти рекомендацию Москомархитектуры и восстановить ограду по аналогии с сохранившимися воротами, а вместо стандартных уличных светильников на стене с современными газовыми трубами повесить фонари эпохи газового освещения. Если там их в старые времена и не было, то кто теперь скажет, что они лишние. Образовалась новая многоплановая видовая точка в историческом центре, и это прекрасно.

Всегда ли необходимо следовать букве истории в преобразованиях городской среды?

Недавно жители утвердили на Совете муниципальных депутатов проект благоустройства скверика в Тупом переулке. В проекте “духом места” стал фильм “Покровские ворота”, и между домами 19 века предлагается поставить балюстраду и статую в стиле гипсового соцреализма. Неоднозначно, но идентичность с фильмом, снятым в разных частях Москвы, для жителей района Покровки сама по себе неоднозначна, поэтому такое тоже, вероятно, имеет место быть.

Чем это отличается от “Пряничного домика” на Маросейке 4, от которого с трудом удалось избавиться? Тем, что тот стал “непрошенным гостем”, никакого “духа места” не уловил, вступил с ним в откровенный конфликт. Единственный вопрос при взгляде на него был “Зачем??” И ответа уже не было. Диалога не произошло.

Все мы знаем историю “дома цвета ночи” Старокирочный 14. Доходный дом начала 20-го века, конечно, никакого отношения к лютеранской кирхе, помнившей Петра 1 и 200 лет назад разрушенной, не имел, но его жители при капитальном ремонте настолько удачно уловили “дух места”, выкрасив его в темно-серый цвет, что дом теперь по праву может считаться примечательным объектом. Ключевое здесь: “местные жители”, “лютеране”, “кирха”, старокирочный”, “Петр 1” – даже не видя дом, воображение рисует увлекательную картинку. Это и есть “дух места”.

Всё это реализованное сделано по принципу “не как у всех”, но всё – в гармонии с “духом места’, всё – с учетом запроса на возвращение истории. И вместе взятые эти факторы формируют и идентичность, и позитивный облик района. К счастью, на уровне Президента страны уже тоже неоднократно отмечалось, насколько всё это важно.

В этом аспекте тема фасадов исторических зданий, которые не являются объектами охраны, и до которых пока никому, к сожалению, нет дела, тоже очень немаловажна.

В ближайшем будущем капитальный ремонт ожидают еще два жилых дома. Первый – Плетешковский переулок 10, доходный дом 1910-го года постройки, был построен очевидно в “кирпичном” стиле, но свой облик совершенно потерял, хотя очень богат декоративными элементами. Если наши муниципальные депутаты приложат хоть немного усилий, то фасад этого дома может так же стать еще одним украшением района. Будет ли он выкрашен в “кирпичный” цвет с выделением белым карнизов, наличников или даже только сандриков, замковых камней – это легко смоделировать и наверное несложно утвердить. Второй дом у метро – Бауманская 33/2стр 3 маленький дом начала 20-го века в стиле модерн с сохранившейся мозаикой и частично сохранившимися декоративными элементами – определенно нуждается в замене белого цвета на двухцветную “жемчужную” колористику модерна. Жемчуг еще у нас под ногами, хоть и в грязи, нужно только не лениться его поднимать.

“Как в картине весь смысл существования часто заключается в каком-то необъяснимом словами тоне, в какой-то не поддающейся формуле убедительности, так и в художественном понимании дела старины есть много не укладывающегося в речи, есть многое, что можно только воспринять чутьем. И без этого чутья, без чувства красоты исторического пейзажа, без понимания декоративности и конструктивности все эти разговоры будут нелепой тарабарщиной. Всегда из массы найдутся немногие, которым чувство укажет правду, и на этой правде закопошится общий интерес, а за ним найдутся и средства, и все необходимое.” Николай Рерих “По старине” 1903 год.

Текст и фотоматериалы: Анна Соколова

Текст на Яндекс. Дзен

Leave a comment

Send a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *