Чернокнижник на царской службе

Одним из самых известных и таинственных обитателей Немецкой слободы был и остается (и это не оговорка) Яков Брюс, чья жизнь проходила не только в Москве. Но началась и закончилась она именно в этом месте. Да и таинственное исчезновение его останков тоже стало легендой. Но давайте обо всем по порядку.

герб рода Брюсов
герб рода Брюсов

Английская революция и довольно радикальные взгляды Оливера Кромвеля заставили сбежать представителей древнего шотландского рода Брюсов в далекую и дикую, как им казалось тогда, Россию. В 1647 году Яков и его сын Вильям вместе с семьями оказались в Москве.

«Род Брюсов — один из самых древних и именитых в Европе. Выходцы из Нормандии, они ведут свою генеалогическую линию с I тысячелетия нашей эры. Один из Брюсов принял участие в походе герцога Нормандии Вильгельма Завоевателя в качестве «спутника» и получил в награду поместье Кливленд в северном Йоркшире. Его сын Роберт владел лордством Эннандейл в Шотландии. От эннандэйлской ветви произошла династия шотландских королей XIV века, а с середины XVII столетия — русский род графов Брюсов», — утверждает в своей книге первый директор Дома-музея Я. В. Брюса в Глинках А. Н. Филимон.

Детство и юность

Они поселились в Немецкой слободе, как и другие иностранцы, принятые на воинскую службу.

Старший Брюс вскоре возглавил псковский полк и дослужился до генерал-майора, скончавшись в 1680 году. Его сын, полковник Вильям или Гвилем (Вилим, как его звали в России) Брюс — отец героя нашего рассказа – погиб в одном из Азовских походов.

У Вильяма Брюса осталось два сына, родившиеся уже в России, в московской немецкой слободе. В 1668 году на свет появился Роберт, которого в нашей стране называли Романом, а 11 мая 1669 года — Джеймс Дэниэл¸ более известный сегодня как Яков. Однако существует немало аргументов в пользу того, что Брюс родился в Пскове, где в мирное время квартировался полк его отца. Впрочем, тот же А. Филимон утверждает, что отец к тому времени вышел в отставку и жил в Немецкой слободе.

Чернокнижник на царской службе

Оба брата сделали в России блестящую карьеру, но Якова помнят больше, не только как изобретателя и дипломата, но и как «чернокнижника и колдуна».

Оба брата получили домашнее образование, что было вполне естественно по тому времени. Поскольку происходило это после смерти отца, скорее всего, помогал им с образованием кто-то из соседей. Но это только догадки. У Якова еще в детстве проявился особый интерес к точным наукам, прежде всего математике и естественным дисциплинам.

Вилим Брюс, сам потомственный военный, видел будущее сыновей только в армии, а потому еще в 1683 году Яков и Роман были записаны в «потешный полк», собранный для юного царевича Петра. Вот эта детская забава и близость к будущему императору и стала определяющими факторами всей дальнейшей жизни и судьбы братьев.

Оба брата были чуть старше Петра, на три и два с лишним года. Но в этом возрасте каждый год разницы имеет значение.

«Молодой государь, жадно рвавшийся к знаниям, сразу выделил среди остальных просвещенного шотландца, который, к тому же, не уступал «герру Питеру» в пьянстве и разгуле. Петр любил шотландца и прощал ему колкости в свой адрес и в адрес православной церкви», — говорят современники.

Пока юный Петр еще устраивал потешные бои, Брюсы успели поучаствовать в походе на Азов. Командовал ими фаворит царевны Софьи князь Голицын. И прапорщик Яков Брюс даже удостоился награды за усердие.

Однако наука интересовала Якова больше чем воинская служба и политика, что не помешало ему в нужный час привести на подмогу бежавшему в Троице-Сергиеву Лавру Петру «потешный полк». Это был приказ, а не душевный порыв, но Петр запомнил преданность друга детства и приблизил его к себе.

Затем было еще два похода на Азов, в 1694 и 1695 годах, но теперь уже под началом Петра.

Еще через год 27 летний Яков составив карту территорий от Москвы до Малой Азии, впоследствии напечатанную в Амстердаме. Работу Брюса-картографа царь оценил высокого и присвоил полковничье звание.

Посольство и обучение наукам

В 1697 году из Москвы в Европу отправилось «Великое посольство», в котором участвовал и Петр, скрывая имя. Впрочем, все прекрасно понимали, кто приехал в Европу. В числе переговорщиков и вербовщиков был и Яков Брюс. Но не забывал шотландец и о собственных интересах. Он прошел ускоренное обучение у лучших европейских профессоров, в первую очередь интересуясь математикой и организацией артиллерийского дела. Именно ему Петр решил поручить создание новой артиллерии, которая могла бы победить шведскую в предстоящей войне.

Вместе с Петром Яков доплыл до Англии, где он и государь встречались с Исааком Ньютоном.

Артиллерист и дипломат

По возвращении он участвовал во многих военных компаниях и сражениях и не только. В 1700 году стало ясно, что шведы могут захватить ижорскую землю. Им навстречу молодой царь выслал войско, во главе которого поставил верного Брюса, уже генерал-майора артиллерии. Но времени было мало. Да и ведомства работали несогласованно. И собрать вовремя полки, расквартированные далеко друг от друга Яков Брюс просто не успел. Русская армия проиграла, а Яков ненадолго попал в опалу. Но в 1701 году его направили в Новгород вместо воеводы князя И. Ю. Трубецкого, взятого в плен под Нарвой.

Яков в ускоренном темпе взялся привести город к обороне, укреплял стены, обучал пушкарей, строил для них двор, лил пушки по всем правилам, которым обучился в Европе. А пушек не хватало. Потому что под Нарвой почти все имеющиеся достались шведам. И тогда Петр приказал лить новые орудия из колоколов. Он все смог и успел.

В 1702 году при участии Брюса был взят Шлиссельбург. Затем он штурмовал Ниеншанц, участвовал в закладке Петербурга, отбивал Нарву и Ивангород.

Особо стоит отметить Полтавскую битву 1709 года, где слаженность действий и грамотное применение Брюсом артиллерии предопределило исход битвы. Обучение за границей прошло не зря.

За эту победу Яков Брюс получил орден святого Андрея Первозванного лично из рук Петра.

А затем царь стал все чаще поручать ему не военные, а дипломатические миссии. В 1718 году начался Аландский конгресс — затяжные русско-шведские переговоры о прекращении войны, тянувшейся уже почти два десятилетия. Главными переговорщиками от России были назначены Андрей Остерман и Яков Брюс.

Они работали по классическому принципу: Остерман предлагал и соглашался на все компромиссы, а когда шведы расслаблялись и начинали отвоевывать прежние позиции, в дело вступал Брюс, первый мистер «Нет», как в советское время называли главу дипломатического ведомства Андрея Громыко.

Остерману и Брюсу удалось в том же году добиться выгодных для России условий, но король Карл XII не считал себя побежденным и отказался подписывать заключенный мирный договор. Вскоре Карл отправился в поход в Норвегию, где его настигла шальная пуля. Без несговорчивого короля шведы вновь вернулись к переговорам.

Остерман и Брюс добились желаемого результата в 1721 году, когда был заключён Ништадтский мир. Он закрепил за Россией все основные территориальные завоевания и, самое главное, выход к Балтийскому морю.

В том же году Яков Брюс стал графом и получил от царя пятьсот дворов в Козельском уезде, а также подмосковную усадьбу Глинки. Впрочем, по другим данным, Глинки он позже купил сам.

Помимо дипломатического поприща царь постоянно дает Брюсу другие конфиденциальные и важные для развития страны поручения в Европе. Он отправляет его на поиски мастеров в разных областях строительства и кораблестроения, для покупки художественных произведений, в которых визави императора прекрасно разбирался, а также для вербовки новых офицеров-иностранцев, в которых так нуждалась молодая и уже почувствовавшая порох русская армия.

Сухарева башня и чернокнижие

Но Брюсу все же была ближе наука, к которой его непрерывно тянуло. И во вновь построенной и вызывавшей самые разные слухи и разговоры Сухаревой башне Яков Брюс занимался астрономическими наблюдениями, там же собиралось тайное «Нептуново общество» под предводительством Франца Лефорта, совмещавшее занятия чистой наукой с астрологией.

«Нептуново общество», тайный царский совет и первая российская масонская ложа, члены которой увлекались магией, чародейством и астрологией, и в которую помимо Петра I входили его приближённые, первые лица государства. Среди них были Меньшиков, Шереметьев, Голицын, Лефорт, Апраксин ну и, конечно же, Брюс. В народе шептались, что царь, окружив себя иноземцами, творит теперь с ними в башне дела «богомерзкие» и «нечестивые», общается с сатаной и занимается колдовством.

В 1702 году всё в той же Сухаревой башне была открыта Навигацкая школа, которую, само собой, возглавил Брюс.

Сухарева Башня
Сухарева Башня

Опыты Брюса пугали патриархальную Москву, что во многом и способствовало его славе колдуна и чернокнижника. Отсюда и появление многочисленных легенд и страшилок.

Но он действительно очень много сделал для нашей науки: уже упомянутая «Карта земель от Москвы до Малой Азии», обсерватория в Сухаревой башне, ставшей первой в России, перевод многочисленных научных трудов современных ему западных исследователей, составление русско-голландского и голландско-русского словарей, написание первого русского учебника геометрии…

Биографы пишут что, «в 1706 году Пётр поручил Брюсу отвечать за всё российское книгопечатание. Под началом Якова Брюса находилась Московская типография, и все книги, которые там выпускались, выходили с пометкой о том, что они изданы под надзором Брюса. Именно из-за этой пометки выпущенный в 1709 году знаменитый календарь, составленный Василием Киприяновым, который на 200 лет стал настольным справочником российских земледельцев, получил народное название «Брюсов календарь».

У Якова Брюса была одна из самых больших библиотек того времени, насчитывавшая около 1500 томов, причём в подавляющем большинстве научно-технического и справочного содержания».

страница Брюсова календаря
страница Брюсова календаря

Кроме того, у Брюса была удивительная коллекция раритетов, известная как «кабинет курьёзных вещей», после его смерти по завещанию присоединённая к Кунсткамере. Во время описи некоторым предметам чиновники даже не смогли дать точного названия, выдумывая их.

После учреждения Сената, Петр сделал Брюса его полноправным членом, поручив руководство Берг-коллегией и Мануфактур-коллегией, отвечающих за развитие горного дела и российской промышленности. Мануфактур-коллегию Брюс возглавлял до 1723 года, Берг-коллегию — до 1726 года и заслужил только похвальные отзывы. Он действительно сделал все, что мог, в частности, организовал первую в России лабораторию для пробирного анализа и исследования руд и металлов.

Исследователи отмечают: «в 1723 году он был распорядителем пышных торжеств в честь очередной годовщины бракосочетания Петра I с Екатериной. В 1724 году во время коронации Екатерины Брюс нёс перед ней императорскую корону, а супруга Брюса была в числе пяти статс-дам, поддерживавших шлейф Екатерины».

Отставка и Глинки

После смерти Петра Брюс счел свою миссию при дворе выполненной и отошел от дел, к тому же он просто не хотел влезать в придворные дрязги и вставать на сторону той или иной группировки недавних соратников и друзей императора.

Может быть, именно поэтому его наделили титулом верховного обер-маршала и поручили заниматься организацией похорон Петра, как самое нейтральное и преданное лицо. С этой задачей он справился, как всегда, успешно.

Императрица Екатерина I, учредив новый орден Святого Александра Невского, в числе первых наградила им Якова Брюса. Но он уже принял решение и в июне 1726 года подал официальное прошение об отставке, которое императрица удовлетворила. Возможно, и с облегчением, уж слишком много Брюс знал. Генерал-фельдмаршал ушел в отставку и поселился в своем подмосковном поместье Глинки, которое ему очень полюбилось. Почти все свободное время Брюс занимался там наукой.

Занимался Брюс и медициной, оказывал помощь местным жителям, из трав составлял лекарства. Всё это порождало новые слухи о графе, мол, и травы он все знает и камни в золото превратить может, живую воду получил и теперь не властна над ним сама смерть.

В 1728 году умерла жена Якова Вилимовича, эстонская немка Маргарита Цеге фон Мантейфель, ставшая в России Марфой Андреевной Цеевой. Две дочери Брюса умерли в раннем детстве, и последние годы своей жизни он проводил в одиночестве.

О нем продолжали распространять многочисленные легенды, которые вы и сегодня можете услышать как от московских экскурсоводов, так и тех, что принимают гостей в Глинках.

Кто-то якобы видел, что по ночам к Брюсу прилетает огненный дракон (на самом деле Брюс интересовался устройством китайских воздушных змеев, не отсюда ли легенда?). Рассказывали также, что однажды он в июле месяце заморозил пруд в парке и предложил своим гостям покататься на коньках.

Все свои научные приборы и коллекции Брюс завещал Академии наук, графский титул и имения — племяннику и крестнику Александру Брюсу, сыну старшего брата Романа.

Брат же, Роман Вилимович Брюс, дослужившийся до звания генерал-лейтенанта, в 1704 году стал первым обер-комендантом Петербурга и, оставаясь в этой должности до самой смерти в 1720 году, немало сделал для обустройства новой столицы.

Яков Вилимович Брюс умер 30 апреля 1735 года и был похоронен в лютеранской церкви Святого Михаила в Немецкой слободе.

Испанский посол де Лириа писал о нем: «Одаренный большими способностями, он хорошо знал свое дело и Русскую землю, а неукоризненным ни в чем поведением он заслужил общую к себе любовь и уважение».

Посмертные загадки

Но даже его смерть породила новые легенды. Говорили, что он не умер, а построил летучий корабль и улетел на нем.

Верили и в то, что Якову Брюсу известен секрет оживления мертвецов и рецепт вечной молодости.

Но, как любят писать на сайтах, посвященных московским тайнам, и рассказывать экскурсоводы, «самой большой тайной Брюса остаётся его колдовская «Черная книга». В народе говорили, что ее написал сам сатана, и называли её не иначе как «Библией чёрта», если откроет её кто-то помимо чернокнижника, которому она принадлежит, будет проклят навечно. Чернокнижнику же эта книга даёт огромную власть и тайные знания. Также ходила молва, что книга эта досталась Брюсу вместе со знаменитой и легендарной библиотекой Ивана Грозного, которую он надёжно спрятал от посторонних глаз в подземельях Сухаревой башни.

После смерти Брюса книгу неоднократно пытались найти. Екатерина II даже заставила разобрать стены в части комнат башни. Но безуспешно».

Кстати, ни одного достоверного портрета Брюса нет, все они были написаны позже, и это тоже породило множество слухов и загадок.

Чернокнижник на царской службе

Пушкин называл его «русским Фаустом», хотя он скорее был русским да Винчи своего времени, вызывая такой же мистический ужас, страх и поклонение.

Дата его рождения приходится на праздник «День всех тайн» — 11 апреля, и совпадает с датой рождения великого масона и чародея Сен-Жермена.

История же подмосковной усадьбы «Глинки» занимательна и интересна. Она находится при впадении реки Воря в Клязьму, на территории современного города Лосино-Петровский, неподалёку от станции Монино. В советское время здания усадьбы занимал санаторий «Монино». Совсем недавно усадьба перешла в частные руки, и в ней вновь открылся музей, который работает, несмотря на продолжающуюся реставрацию. Весьма спорную и не очень адекватную, но все-таки реставрацию, что уже заслуживает уважения.

подпись Брюса
подпись Брюса

О московских адресах Якова Брюса в Немецкой слободе и не только в ней мы поговорим в следующий раз.

Источники и литература:

  • https://www.nkj.ru/archive/articles/10415/ (Наука и жизнь, ЯКОВ БРЮС. РЕАЛЬНОСТЬ И ЛЕГЕНДЫ)
  • А.Н. Филимон. Яков Брюс. М.: Чистые воды, 2003.
  • Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.
  • Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997.
  • Владимир Богуславский Материал из кн.: «Славянская энциклопедия. XVII век». М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.
  • Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005.
  • РГАДА: ф.154, оп.2, д.162; ф.286, оп.2, д.61; ГИМ ОПИ: ф.440, ех.хр.567; РО БАН: собр.28, F.20.

Текст: Олег Фочкин. Историк Москвы, журналист, лауреат Всероссийской краеведческой премии «Малая родина» , коренной москвич, автор более 20 книг, в том числе, ряда книг о Москве.

Публикация является частью проекта «Столица на Яузе. Прогулки за Кукуй». Проект реализуется победителем конкурса «Музей 4.0» благотворительной программы «Музей без границ» благотворительного фонда Владимира Потанина.