Анна Александровна Журавлёва (16.03.1920-05.07.2001) – доктор филологических наук, член-корреспондент Международной Академии наук педагогического образования, профессор кафедры советской литературы филологического факультета МОПИ. Анна Александровна всю себя посвятила любимому университету – ныне МГОУ. К концу жизни она начала записывать свои мемуары и вернулась к началу своей научной жизни, к временам, когда она была студенткой и жила в общежитии на Переведеновской улице, д. 5/7:

Анна Александровна
Анна Александровна

“Переведеновка.

В ЗО-е годы в период становления института это было студенческое общежитие. Его предоставляли лишь студентам старших курсов, которые проявили себя достойно в учебе, науке, общественной работе, а также в быту в отношениях с сокурсниками и с товарищами в общежитиях. В те годы большинство студентов были иногородними и им предоставляли общежитие в частных дачах ближайшего Подмосковья, которые снимали у хозяев. Стабильным было общежитие в Переведеновке, Алексеевском студгородке и в Малаховке.

В частных дачах жить было очень трудно, приходилось самим топить печи, организовывать быт и очень рано вставать, ехать на электричке, чтобы вовремя попасть на занятия в институт, находящийся на Покровке, в Подсосенском переулке, дом 20. После загородных дач Переведеновка казалась вершиной комфорта, а жизнь в ней походила на курорт – не надо было тратить на езду в электричке 2 часа, спать в нетопленых комнатах, обходиться без ужина и завтрака. Часто в загородных общежитиях происходили ЧП тяжелого характера. Трагические случаи происходили со студентами, приехавшими в Москву из далеких мест, которые не могли приспособиться к этим трудным условиям. В целом молодежь 30-х годов была полна романтических представлений о жизни, учеба в столичном вузе была исполнением самых заветных мечтаний, учились они охотно, самоотверженно выполняли все задания и как говорят, многие из них выбирались в люди.

Переведеновский пер., 5/7. Именно здесь раньше располагалось университетское общежитие
Переведеновский пер., 5/7. Именно здесь раньше располагалось университетское общежитие

Мне крупно повезло: уже во II полугодии I курса за отличную работу и общественную работу из загородного общежития перевели жить в Переведеновку и с ней связно свыше 20 лет моей лизни. Об этом нужен особый разговор, а сейчас я низко кланяюсь Переведеновке за эти годы, в которые я выросла, сформировалась как педагог, ученый и Человек. Именно в Переведеновке создалась моя семья, которая стала опорой и одной из неотъемлемых сторон моей жизни.

Сменялись поколения, уходили в жизнь бывшие студенты, становились профессорами бывшие аспиранты, серебрились их головы и исчезала юношеская осанка, и только одна Переведеновка все эти годы оставалась юной, веселой, жизнерадостной. Она никогда не переставала учиться, проводить основное время в институте и московских библиотеках и даже знаменитый Красный уголок на II этаже был больше читальный, чем клубом для развлечений.

Переведеновка всегда была песенной. В праздники, в выходные дни, когда собирались друзья в Красном уголке, сдвигали к стенкам столы и стулья и устраивались танцы, пляски и пелись песни. В довоенные годы в основном танцевали бальные танцы – обязательно вальс, были модны краковяк, полька, перед самой войной популярны были западные – тустеп, фокстрот, танго. После войны начали входить в моду новые танцы, старшие поколения называли их «трясучками», названия их были разные. Вахтер тетя Лена говорила: «Ну опять «шею» начали танцевать» (имела в виду «шейк»).

Песни пели много и охотно – это были в 30-е годы народные – такие как «Реченька», «Во поле березонька стояла», «Калинка», «Ревела буря», песни гражданской войны о Чапаеве, Щорсе, и такие как «Там, вдали за рекой…», «Уходили комсомольцы на гражданскую войну», охотно пели «Катюшу». Молодежь пела и современные песни из кинофильмов: «Легко на сердце от песни веселой…», «Широка страна моя родная…», «Москва моя любимая…».

Анна Александровна (слева) с подругой
Анна Александровна (слева) с подругой

Перед войной Переведеновка затихла. В воздухе пахло грозой. Сейчас некоторые утверждают, что война разразилась неожиданно. Это справедливо только отчасти. Как и всякое несчастье – война была неожиданной. Но к ней готовились и психологически и фактически, правда, может быть это было не активно, а приблизительно. Освобождали подвалы домов для будущих бомбоубежищ, активировали преподавание военного дела, в институте даже занятия проводили в противогазах. В Переведеновке в 1940/41 уч. году ввели светомаскировку. Месяцами в общежитии были затемненные окна, заведенные толстыми темно-коричневыми шторами.

Вспоминаю, что, когда началась война, мы сидели в закрытой комнате и зубрили историю педагогики, которую очень строго принимал профессор Жураковский. Вдруг уже в 3 часа дня тревожный стук в дверь и дежурная по общежитию девушка тоном приказа скомандовала – «Срочно подготовьте светомаскировку!» Ее спросили: «На какой срок?» – «Теперь это неизвестно» – скороговоркой ответила она и побежала отдавать подобные приказания дальше. Это нас сильно озадачило и одна из девушек выбежала в коридор и молниеносно вернулась с возгласом: «Девушки, началась война!». Это краткое слово поразило всех сильнее грома, все, чем жили до этой минуты было отброшено в прошлое, а настоящее было страшным и неизвестным. Ночь не спали — говорили, говорили, говорили. Слушали радио и не могли остановить слезы.

Так Переведеновка встретила войну. 23 июня в МОПИ открыли госпиталь. Институт перевели в Карачарово и разместили в здании школы. Ребята пошли в военкомат. Было организовано народное ополчение. Быстро закруглили летнюю экзаменационную сессии. Война определила каждому свою судьбу. Переведеновка проводила на фронт своих студентов, аспирантов, преподавателей, на фронт из Переведеновки ушли преподаватели и аспиранты П.О.Зубов, С.Шибаев, Н.В.Терехов и многие студенты, вспоминаю некоторых из них – это Жори Кремзуков, Михаил Пуклин, Евсей Мандель, Гавриил Перепелкин и многие другие.

Институт эвакуировали в Малмыж Кировской области, а Переведеновка осталась за институтом, когда он возвратился из эвакуации в конце 1943 года, хотя главное учебное здание института было отобрано у него, но преподавательский состав сделал все, чтобы институт оставили в Москве, а его хотели перевести в область. Получили для института здание школы около Бауманского метро.

Радостно пережила Переведеновка и победные дни 1945 года. Несмотря не тяжелый быт – зимой 1944-1945 годов общежитие не отапливалось, не топили и здание института. Зима была холодная, ледяные стены, в институте в аудиториях мерзли чернила, лекции писали карандашами и в перчатках. Хлеб и другие продукты давали по карточкам, жили с мечтой досыта поесть, но, несмотря на это, настроение у всех было приподнятое. Небо Москвы часто окрашивали победные салюты, чувствовалось, что приближается долгожданный конец войны. Победу ожидали со слезами об огромных потерях и с радостью окончания этой героической и страшной войны.

Перед самой Победой вся Переведеновка и ее окрестности праздновали преддверие Победы. 2 мая 1945 года праздновали взятие Берлина, а затем и 9 мая – самый знаменательный день в истории. Не спали эту ночь. Переведеновка гудела, все обнимались, мало пили, но много пели. Ночь победы была майской, благоухали распустившиеся тополя, а люди, ошалелые от счастья и горя, ходили по улицам в обнимку и пели о том, что «Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех», о том, что «Выходила на берег Катюша», пели о любви, верности, радости встреч. Из отдаленного переулка неслась нежная и протяжная песня с грузинским акцентом «Сулико, ты моя, Сулико…».

Если четыре года войны, казалось, тянулись целую вечность, то послевоенные годы промчались молниеносно. И в это время Переведеновка была надеждой, опорой и поддержкой нашего вуза.

На фото дочь Анны Александровны Анна с друзьями в Переведеновском переулке
На фото дочь Анны Александровны Анна с друзьями в Переведеновском переулке

В 50-60-е годы понемногу разъезжались жители, которые нашли в Переведеновке приют в трудные военные и послевоенные годы. Многие получили от государства квартиры, а часть преподавателей, живших в Переведеновке, вступили в кооперативы и это в те годы было доступно, и тоже покидали Переведеновку.

В 60-70-х годах там было аспирантское общежитие. В нем стали жить аспиранты – диссертанты со всех факультетов. К этому времени уже было построено общежитие в Бабушкине, а в Перловке заканчивалось строительство общежития для аспирантов и в то же время началось строительство нового учебного корпуса недалеко от аспирантского общежития. Впоследствии общежитие аспирантов перевели в Перловку, а Переведеновка стала учебным корпусом лингвистического факультета. Деятельность этого факультета вписала, новую страницу в истории МОПИ-МПУ и, конечно же, Переведеновки”.

Текст приведен по книге: История Московского государственного областного университета в лицах [Текст] : воспоминания Анны Александровны Журавлёвой : голос памяти / [сост.: А. Н. Берникова, А. В. Нелаев]. – Москва : МГОУ, 2016. – 139 с.