По следам Лефорта

Лично мне призрак танцующего Франца Лефорта не попадался никогда, хотя возле его дворца я не раз бродил в разное время года и суток. Но жители окрестных домов, да и работники архивов, что расположены на территории комплекса, упорно говорят: призрак есть!

Так ли это, оставим для любителей мистики. А мы вспомним историю Лефортовского дворца (или Старого слободского, как его еще называют), потому что без него и его двух первых хозяев – Лефорта и Меншикова – Немецкую слободу просто невозможно представить.

Подарок Петра

Любимец Петра Великого, генерал-адмирал Франц Лефорт получает от царя в подарок дворец, который был построен недалеко от его старого дома в Немецкой слободе, неподалеку от лютеранской кирхи Святого Петра («Новой обедни») на улице Коровий Брод, ныне 2-я Бауманская улица, дом №3. Название — Коровий Брод — происходит от брода через реку Яуза, через который в XVII—XVIII веках вели коров на скотопригонный двор близ Красных Ворот.

По следам Лефорта

«Большой каменный дом был выстроен за счет личного царского капитала», — писал один из приближенных Петра барон Генрих фон Гюйссен.

Строительство началось в 1696 году, когда и Лефорт, и Петр отправились с большой посольской миссией в Европу. Предполагалось, что к их возвращению строительство будет завершено. Но случился стрелецкий бунт, и Петр вместе с Лефортом спешно вернулись в Москву, чтобы вершить суд и расправу. Примечательно, что Лефорт, не боясь царского гнева, отказался самолично рубить стрельцам головы.

А через некоторое время авральным по нынешним меркам методом дворец был достроен. Венчали дворец высокие крутые черепичные кровли и затейливые железные гребешки.

Так описывается дворец на сайте «Петровское барокко»: «Как и большинство сооружений петровской эпохи в Немецкой слободе, главный фасад дворца обращён не на улицу, а на реку, что, вероятно, было связано с представлением о Яузе как о судоходной реке.

Расположенный на возвышенности, дворец великолепно просматривался со всех сторон, точно висел в воздухе. Центральная трёхъярусная часть, наделенная основным ризалитом, возвышалась над двухэтажными сенями и палатами. С галереи второго этажа летом открывался чудесный вид на мощеное кирпичом гульбище, обширный парк с прямыми галереями стриженых кустов и деревьев, спускавшихся к реке, прудам и каналам. На галерее были выставлены 50 небольших пушек».

По следам Лефорта

Поражало воображение внутреннее убранство, отличавшееся небывалой роскошью. Одна зала оклеена кожей, тисненною золотом, другая обшита желтою камкою (вид ткани, китайская узорчатая ткань), в третьей – редкие китайские изделия, в четвертой – картинки с морскими видами и модели галер и кораблей. Главная зала дворца – «большая столовая палата» – имела десятиметровую высоту, была обита красным сукном, украшена парсунами и зеркалами в резных янтарных рамах. Подвешенный к потолку двуглавый орел напоминал о делах государственных, коими надлежало заниматься владельцу.

Поставил дворец Дмитрий Аксамитов (сам царь рисовал интерьеры для помещений, подсмотренные в Голландии). Об Аксамитове известно только то, что он приехал из Малороссии и в Москве больше ничего не строил. По документам того времени, Дмитрий Васильевич именовался «каменных зданий художником» и «постельничьим истопником» – так звучало придворное звание мастера печного дела.

Следы декора дворца
фрагменты исторической кладки дворца

Следы декора дворца

Это была первая в русской архитектуре попытка освобождения от допетровских форм зодчества. Во дворце находился огромный зал высотой 10 метров и площадью более 300 квадратных метров, украшенный портретом Петра, картинами и множеством зеркал. Этот зал мог одновременно вместить 1500 гостей.

Лефорт сообщает в письме своему брату: «В саду имеются пруды, которых здесь нелегко найти, и в них множество рыбы. По другую сторону реки у меня есть парк, где находятся разнообразные дикие животные. Мой дом самый красивый и самый приятный из всех в окрестности; люди этой страны приходят сюда, чтобы посмотреть его как редкость».

Освящал дворец во имя Вакха − бога вина и веселья − Никита Зотов, «патриарх всея Яузы и Кукуя», как в шутку называли учителя Петра. На новоселье приехал сам государь Петр Алексеевич. Вместе с многочисленной свитой — генералами, послами и «дамами немецкими» — он, согласно свидетельствам современников, пожаловал в «залу, которая, без сомненья, самая диковинная на русской земле». Его там ожидал близкий друг — адмирал Франц Лефорт. Празднование новоселья началось 12 февраля 1699 года и продолжалось три дня, во время которых по приказу Петра никого из дворца не выпускали, а гости спали по очереди, потом ели-пили и снова водили хороводы. А меньше чем через месяц Лефорт умер: пока Петр умчался строить корабли в Воронеж, Лефорт слег, заболев горячкой. И 2 марта в возрасте неполных сорока шести лет он скончался. Слухов вокруг этой смерти было много. То ли это действительно была болезнь, то ли злодеи отравили, то ли чрезмерные возлияния сыграли роль…

Говорили, что это Бог покарал еретика за то, что он привечал царя ко всему западному, свел с Анной Монс, из-за которой несчастная Евдокия Лопухина, жена царя, была сослана в суздальский Покровский монастырь. Другие горожане между собой вполголоса обсуждали, что «Господь покарал иноземца за богохульство на пиру». А некоторые даже открыто требовали оставить его тело без погребения.

Франц Лефорт родился в 1656 году в Женеве в семье торговца. В 1674 году уехал в Голландию, а затем на военную службу в далекую Московию. Прибыл в русскую столицу в чине капитана и поселился в Немецкой слободе. Затем выучил русский язык, женился на дочери подполковника Сугэ Елизавете. С конца 1678 года был назначен командиром роты в составе киевского гарнизона, участвовал в военных походах и в стычках с крымскими татарами. В 1683 году Лефорт дважды получает повышение и становится подполковником. Лефорт был человеком светским, с хорошими манерами, ловкий, веселый, собою хорош, никто лучше не устраивал праздники или пиршества. Да и в руках у него все горело. В Немецкой слободе Лефорт познакомился с Петром. Они очень сблизились. Швейцарец стал наставником юного царя. Кстати, у Лефорта Петр познакомился и с Меншиковым, да и Анну Монс именно Лефорт «подарил» юному Петру.

Похороны и могила

Петр бросил все и примчался в Москву хоронить любезного друга. У гроба Лефорта он воскликнул: «На кого могу я теперь положиться? Он один был верен мне!»

В погребальной процессии Петр, в глубоком трауре, возглавил первую роту Преображенского полка, за которым шли Семеновский и Лефортовский полки с печальной музыкой. Отпевали Лефорта в реформатской церкви и похоронили недалеко от дворца. Говорят, когда гроб опускали в землю, с чердака грянул оркестр, а из подвала раздался хохот хозяина. Во время прощального салюта одному из плохо обученных солдат оторвало ядром голову, что в народе сочли еще одной плохой приметой.

Всем участникам похорон были выданы золотые перстни с вырезанным днем кончины и «изображением смерти».

Портрет Ф. Я. Лефорта конца XVII века. Автор Михиль ван Мюссер

Портрет Ф. Я. Лефорта конца XVII века. Автор Михиль ван Мюссер

По преданию, могила Лефорта была покрыта мраморной доской с вырезанной на ней эпитафией: «Остерегись, прохожий, не попирай ногами сего камня: он омочен слезами величайшего в свете монарха».

И снова начинаются тайны и мистика. Говорят, что уже на следующую ночь после похорон могилу Лефорта пытались вскрыть. Или позарились на богатое облачение — все-таки главный фаворит императора, или решили обезопасить народ от еретика — связать ему в могиле ноги. Примета такая была. Но гробокопателей вспугнули.

В следующий раз могилу вскрыли через три года по настоянию сына Лефорта Анри. Его не было в Москве, и он не успел попрощаться с отцом. Анри был поражен сохранностью трупа.

В 1812 году гроб увидели на месте сгоревшей реформаторской церкви. Непонятно почему Лефорта уже в XIX веке решили перезахоронить на Немецком (Введенском) кладбище. Вот как это описал в дневнике историк И.М.Снегирев: «В 1839 году гроб его находился в погребе, в доме Ямщикова у Госпитального деревянного моста в Лефортове». Но на Немецком кладбище могила Лефорта не найдена. Его имя встречается только в эпитафии на надгробии его старшего друга шотландца, генерала Патрика Гордона, перезахороненного здесь в 1877 году. Если он действительно был сюда перезахоронен.

В 1862 году он вроде бы был перезахоронен на Лазаревском кладбище. Будто сама земля отказывалась принимать его прах. Говорят, памятник Лефорту был очень похож на памятник его первого командира в России Патрика Гордона. И находился на 14-м участке Немецкого кладбища. Об этой находке даже писали газеты. В начале ХХ века памятник, по слухам, еще был, а в30-е годы даже была сделана фотография валуна, на котором выбиты два имени – Гордона и Лефорта. Впрочем, по одной из версий, это был кенотаф — символический памятник без захоронения, как и у Гордона. В учетных книгах кладбища имени Лефорта нет.

А женевские биографы Лефорта убеждены, что его могилу следует искать возле усыпальницы Петра в Петропавловском соборе Петербурга. Но не исключают, что похоронили его и на территории дворца, вот он и не может найти успокоения. А пока постоянно приглашает своих жертв на танец. И музыка та, что Франц Лефорт слышал, когда умирал. По указанию императора квартет в соседней комнате играл мелодии, которые могли бы облегчить его страдания…

О Лефорте мы еще поговорим отдельно. Это не просто знаковая фигура Немецкой слободы и петровской эпохи. Это человек, который фактически сформировал взгляды Петра Первого и во многом определил развитее страны.

Эпоха Меншикова

Совсем недолго прожил здесь и сын Лефорта Анри, умерший 19 лет от роду в апреле 1703 года. После его смерти часть имущества из дворца была взята для царевича Алексея Петровича и Меншикова, незначительная часть досталась вдове Лефорта — Елизавете Францевне. Все остальное, в том числе и сам дворец, было передано в ведение Посольского приказа, но фактически им распоряжался царь. Он нередко устраивал здесь ассамблеи и представления. В этом дворце Петр собственноручно укорачивал платья и брил бороды.

Свадьба шута Феофилакта Шанского в Лефортовском дворце. Гравюра Адриана Шхонебека. 1702 г.

Свадьба шута Феофилакта Шанского в Лефортовском дворце. Гравюра Адриана Шхонебека. 1702 г.

В декабре 1702 года в «большой столовой палате» Лефортовского дворца впервые состоялось выступление русских артистов. Удивленные зрители услышали со сцены не иностранную, а русскую речь. Премьера российского спектакля имела большой успех.

А в январе 1707 года царь «подарил Лефортов дом в Москве и 2000 рублей на постройки князю Меншикову», когда у него сгорел его прежний дом в Семеновской слободе. Любитель дворцов, кои у него были в большом количестве и в Москве, и в Петербурге, Александр Данилович Меншиков с радостью принимает дар и решает перестроить дворец в европейском вкусе, для чего приглашается известный зодчий Джованни Мария Фонтана.

Джованни Марио Фонтанa (1670, Лугано – 1712) − российский архитектор итальянского происхождения. На самом деле его звали Франческо, но в литературе ХХ века имя Джованни как-то прижилось, хотя это и ошибка. Происходит из тессинской семьи Фонтана. Первое письменное свидетельство о пребывании Фонтаны в России датировано 1703 годом. Фонтана мог участвовать в постройке и переделках различных триумфальных ворот в Москве. Первым серьезным проектом стала перестройка дворца Лефорта. Согласно данным архивов, Фонтана переехал в Петербург около 1710 года, практически одновременно с Меншиковым. В начале 1710-х годов он продолжил строительство меншиковского дворца на Васильевском острове, участвовал в сооружении и Ораниенбаумского дворца.

Перевел на русский язык первую книгу об архитектуре (Виньола, «Правило о пяти чинах архитектуры», 1709).

По его проекту в течение 1707 – 1708 годов к дворцу в Немецкой слободе пристраиваются двухэтажные корпуса, образующие каре, замкнутое массивной аркой. С внутренней стороны на уровне второго этажа устраивается открытая галерея. Потом ее заложили, нарушив задумку архитектора и потеряв некую воздушность пространства. Это был первый в городе и России городской дворцовый ансамбль в стиле раннего классицизма.

К дворцу на берегу Яузы Фонтана пристроил ряды двухэтажных флигелей в виде незамкнутого квадрата, которые соединялись с главным зданием переходами.

По следам Лефорта
По следам Лефорта

Но Петр просто так подарки не делал, да и понимал, что Меншиков своего не упустит и в государственную казну руку запускает постоянно. Поэтому дворец использовался и для государевых нужд: дипломатических приемов и торжеств. Наслаждался житьем в Лефортовом дворце князь Меншиков целых 20 лет. Царь, бывая в Москве, тоже любил останавливаться именно в этом дворце, в близкой ему Немецкой слободе.

Новый этап в жизни дворца начался после ссылки Меншикова со всей семьей и въезде во дворец Петра II. Но это уже совсем другая история и эпоха. Хотя и в этот период хватает мистических и трагических страниц в летописи этого удивительного здания с многочисленными пожарами, поисками кладов, смертью еще одного царствующего обитателя и перестройками.

* Глава из книги Фочкин О.В. Городские легенды. М.: Рипол классик, 2015 с дополнениями, выявленными в ходе дальнейших исследований и архивных документов.

Источники:

Айлейко В.П. Очерки по истории и архитектуре Лефортово XVII–XVIII веков. М., 2004.

Павлова В.Е. Лефортовский дворец — московская резиденция Петра I. Вестник архивиста. № 1. 2008.

Текст: Олег Фочкин. Историк Москвы, журналист, лауреат Всероссийской краеведческой премии «Малая родина» , коренной москвич, автор более 20 книг, в том числе, ряда книг о Москве.

Публикация является частью проекта «Столица на Яузе. Прогулки за Кукуй». Проект реализуется победителем конкурса «Музей 4.0» благотворительной программы «Музей без границ» благотворительного фонда Владимира Потанина.