“Великий Деревянщик”, “Папа Карло”, доктор наук, инженер, учитель, музыкант и художник. Генрих Георгиевич Карлсен.

Генрих Георгиевич Карлсен, конец 1940-х
Генрих Георгиевич Карлсен, конец 1940-х

Возможно, вы никогда не слышали его имени. А, может быть, знаете о нем не понаслышке. Держали в руках учебник за его авторством: о деревянных конструкциях.

Сегодня мы расскажем вам о человеке, сделавшим возможным российскую индустриализацию благодаря вполне традиционному материалу- дереву.

Из немецкого рода, из лютеранской семьи, он прожил всю жизнь в России,пережив две революцию и две Мировые войны.

Генрих родился 8 мая 1894 года. Предки его поселились в России еще при Петре, да так и остались в России.

“Как лютеране, папины родители давали детям по три имени. Одно из имен у мальчиков было Георгий с тем, чтобы младший сын был Георгием Георгиевичем. По памятникам на кладбище видно несколько поколений Георгиев Георгиевичев Карлсен. Папе дали имена: Андрей-Георгий-Генрих. В его семье и в нашей, папу звали Андрей, но при оформлении документов папа взял имя Генрих” .

Старшая дочь, архитектор Карлсен Галина Генриховна

Семья Генриха была многодетная и дружная, а еще музыкальная: отец его закончил консерваторию: играл на скрипке и пел соло, а мать помогала своему отцу- преподавателю музыки, также окончившим консерваторию.

Родители Генриха Георгиевича Юлия Андреевна и Георгий Георгиевич
Родители Генриха Георгиевича Юлия Андреевна и Георгий Георгиевич

Любовь к музыке отец Генриха – Георгий Геогиевич, перенес и на свою основную работу: он был бухгалтером, а потом и управляющим на мануфактуре в Кожевниках, где в местном театре раз в неделю выступали приглашенные артисты. На музыкальных вечерах перед рабочими выступал и Георгий Георгиевич с семьей.

В 1915 году отец Генриха был убит черносотенцами и брошен в Москву-реку. Рабочие фабрики пытались спасти своего управляющего, но силы были не равные. В 1915 году погиб и брат Василий, ушедший на фронт: был убит при попытке сбежать из плена. После гибели отца семье пришлось оставить квартиру при фабрике и переселиться в меньшую квартиру в доходном доме на Чистых Прудах.

Генрих Георгиевич с сестрой Маргаритой и братом Василием
Генрих Георгиевич с сестрой Маргаритой и братом Василием

В это время Генрих учился на архитектурно-строительном отделении Рижского политехнического института. Забота о матери и оставшихся на ее попечении младшего брата и двух сестер легла на его плечи. Он переезжает в Москву, продолжая учебу в Московском Высшем техническом Училище и подрабатывая репетиторством.

“Среди акварелей Бати на меня особенно сильное впечатление производил небольшой пейзаж – въезд во двор дома №15 на Чистых прудах, куда переехала бабушка с семьей после трагической гибели мужа во время немецкого погрома в июне 1915 года на мануфактуре акционерного общества Э.Цинделя, где мой дед работал в то время управляющим. Однажды , во время вечерней прогулки, Батя рассказал мне, каким тяжелейшим испытанием жизнестойкости была для него эта смерть. И только созерцание бесконечного ночного звездного неба вернуло ему возможность жить дальше”.

Старший сын, художник Карлсен Глеб Генрихович


Вскоре Генриха призывают в армию: он оканчивает 2-ю Московскую школу прапорщиков, но Октябрьская революция 1917 года внесла ощутимые коррективы: новоиспеченный прапорщик оказался невостребованным. Пришлось искать пути к обеспечению существования своих близких: репетиторство, работа маляром, сторожем, плотником, столяром. Именно тогда он сильно повредил указательный палец на левой руке, что впоследствии мешало ему играть на любимой виолончели.

“Как реликвия хранится у нас сделанный папой «сундучек-самовар». Это деревянный ящичек с плотно закрывающейся крышкой, утепленный изнутри кусками старого ватного одеяла. Он работает как термос, в него можно поставить кастрюлю с недоваренной кашей, и она будет в нем доходить и долго останется горячей. Такие сундучки папа делал на продажу в период гражданской войны. Во время Великой Отечественной войны мы сами пользовались этим сундучком”.

Врач, к.м.н., доцент Карлсен Нора Генриховна

Учится Генрих и живописи в студиях художников и архитекторов – Юона, Рерберга и Нивинского. Но вот в августе 1918 года его призывают в формирующуюся Красную Армию и направляют, учитывая его определенный художественный опыт, в Высшую школу маскировки, которую возглавлял один из выдающихся военных инженеров России К.И. Величко. В январе 1921 года Карлсена демобилизовывают и откомандировывают на инженерно-строительном факультет МВТУ, который он успешно заканчивает в ноябре 1922 года с дипломом инженера-архитектора. Его оставляют в Училище для преподавания акварели, зная его пристрастие именно к этому виду живописи.

Возможно, он так и продолжал бы свою карьеру преподавателя-живописца, если бы не приглашение участвовать в строительстве павильонов 1-й Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, которую решено было провести в 1923 году на территории бывшей свалки на берегу Москвы-реки. Теперь это всем хорошо известный Центральный парк культуры и отдыха им. Горького. Особенностью того проекта было то, что все здания и сооружения выставки были запроектированы из дерева не только потому, что наша страна лесная, а оттого, что ничего другого Советская Россия не могла себе тогда позволить.1 из 2

1-ая Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка

На строительстве павильонов этой выставки начинающий инженер-архитектор, пока художник, вдруг почувствовал интерес к деревянным конструкциям, из которых были запроектированы все здания выставки. Он предложил ряд оригинальных инженерных решений и проверил их на практике, чем обратил на себя внимание авторов проекта. А авторами были такие известные российские архитекторы как И.Жолтовский, А.Щусев, И.Фомин, К.Мельников, В.Щуко, и их оценка многого стоила.

Павильон Московского городского банка на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке.
Павильон Московского городского банка на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке.

Генриху Карлсену удалось воплотить в реальность плодотворную идею дощато-гвоздевых конструкций с перекрестными стенками, которую он затем многократно использовал, создав целый ряд оригинальных и смелых конструкций. Именно выставка дала ему возможность остро почувствовать, что древесина – благородный, гибкий, легкий природный материал, воплощенный в конструкции, – его судьба.

Г.Г. учил нас относиться к конструкциям как к живому организму: стержневые элементы – скелет, узлы и сопряжения – суставы.

к.т.н. Гильденгорн Л.А.

Параллельно с работой на выставке Г.Карлсен занимается проектированием конструкций 1-й очереди строительства зданий ЦАГИ под руководством своего педагога А.В.Кузнецова, основного автора проекта. А в 1924 году А.В.Щусев приглашает его принять участие в строительстве деревянного здания мавзолея В.И.Ленина. В 1927 году он становится заведующим проектным бюро по проектированию комплекса Всесоюзного электротехнического института. В эти же годы он пробует себя и в области железобетонных конструкций – проектирует для А.Щусева конструкции балкона в будущем здании Центрального Дома Культуры Железнодорожников на Комсомольской (тогда – Каланчевской) площади в Москве и железобетонный испытательный канал в ЦАГИ. Работая над этими проектами, понимает, что это не его область деятельности. А вот без деревянных конструкций он жить уже не может! Тем более, что это оказалась совсем не разработанная область конструирования, базировавшаяся только на опыте мастеров-плотников.

Праздничное оформление клуба ЦДКЖ
Праздничное оформление клуба ЦДКЖ

Понимая, что на такой базе не возникнут новые, более эффективные конструкции, он создает в 1923 году специализированную исследовательскую лабораторию в Государственном институте сооружений (ГИС) и возглавляет ее в течение 10 лет. Начальным достижением явился выход первых отечественных научно-обоснованных норм проектирования деревянных конструкций, которые по мере накопления опыта стали дополняться и уточняться. Именно на основе этих норм в начале 30-х годов прошлого века Г.Карлсеном и его сподвижниками был создан уникальный тонкостенный свод-оболочка из дерева пролетом 100 метров для покрытия цеха одного из авиационных заводов.

«То, что сделано в дереве, превышает своей смелостью все то, о чем мы имели до сих пор представление».

А.Ф.Лолейт

Участвуя во многих производственных и исследовательских работах, Генрих Георгиевич не прерывает педагогической деятельности, но уже в области только конструкций, сначала в МВТУ, а с 1925 года в Высшем инженерно-строительном училище (ВИСУ). В 1932 году Г.Г.Карлсен удостаивается за заслуги в области высшего образования звания профессора. Его авторитет педагога настолько высок, что в 1933 году он получает приглашение возглавить во вновь организуемом Московском инженерно-строительном институте (теперь МГСУ) кафедру деревянных конструкций. Создав новый педагогический коллектив и организовав учебный процесс, он преподает там до 1938 года, пока кафедра «не встала твердо на ноги».

В 1932 году в его судьбе происходит еще один неожиданный поворот. Правительством принимается решение о слиянии ВИСУ с воссоздаваемой, после упразднение по военной реформе 1925 года, Военно-инженерной академией. Преподавателям ВИСУ предлагается перейти на службу в ВИА. Не все, но многие дали свое согласие. В их числе и Генрих Георгиевич, который затем прослужил в инженерных войсках Советской армии более 40 лет. Следует отметить, что он, давая согласие, оговорил условие на какое-то время не оставлять свою работу в ЦНИПСе (бывшем ГИС) и МИСИ. Кстати, многие из его коллег по ВИСУ поступили так же, и им было разрешено такое совместительство.

После ужина он уходил на кафедру и продолжал увлеченно работать до полуночи, не замечая времени. Об этом знали многие, в том числе и начальник академии генерал-полковник Цирлин А.Д. Его квартира была напротив академии, и он из своего окна видел постоянно освещенные окна кабинета Генриха Георгиевича.

Иногда он, видя в кабинете Генриха Георгиевича свет после полуночи, звонил дежурному по академии и говорил: «Пойдите к Карлсену и скажите, что пора идти домой».

д.т н., полковник в отставке Саламахин П.М

В 1948 году он становится доктором наук по совокупности сделанного; перед самой войной им с коллегами подготовлен к изданию первый учебник по деревянным конструкциям, который затем переиздавался 4 раза и был издан в Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Китае, Корее и Англии; в 1951 году он становится лауреатом Сталинской премии за работу в области клееных деревянных конструкций; в 1957 году его избирают членом-корреспондентом Академии строительства и архитектуры. И это только официальная сторона его неутомимых трудов. А еще были – работа в Научно-техническом обществе Стройиндустрии, подготовка и проведение съездов и конференций, подготовка 25 кандидатов и 7 докторов технических наук, осуществление 7 крупных изобретений, обследование таких объектов деревянного зодчества, как Кижи; фермы Манежа в Москве…

С семьей, 1942 год
С семьей, 1942 год

Нельзя пройти мимо его вклада в Победу в Великой Отечественной войне. Он провел на фронтах войны в общей сложности около года, занимаясь вопросами проектирования, строительства и восстановления мостовых, фортификационных и других войсковых сооружений. Тогда же он внедряет новые методы возведения низководных и подводных мостов, принимает деятельное участие в разработке инструкций и руководств для войск. Генрих Георгиевич был награжден пятью орденами и многими медалями, но особенно он гордился орденом Отечественной войны, который получил в 1944 году за образцовое выполнение заданий на фронтах, и медалью «За оборону Москвы».

Очень часто вечер у папы переходил в утро, и он, сделав свою ежедневную гимнастику, обтирание холодной водой и позавтракав, уезжал на работу. Когда и где папа успевал доспать необходимые часы – неизвестно, но даже в выходные дни он не позволял себе поваляться в постели.

Старшая дочь, архитектор Карлсен Галина Генриховна

В семье своей он был верным мужем, непререкаемым авторитетом и примером для подражания для всех своих пяти детей. Построил и оборудовал дачу, которая объединила его многочисленную семью (с учетом влившихся в семью семей мужей и жен – более 40 человек) и друзей: теннисный корт, что пользовался большой популярностью в спортивной семье, частично заходил на участок соседей, с которыми семья часто играла в теннис.

С женой Музой Викторовной Генрих Георгиевич прожил в браке шестьдесят лет
С женой Музой Викторовной Генрих Георгиевич прожил в браке шестьдесят лет

За обеденный стол в воскресенье садилось человек двенадцать, а то и больше: жена Муза Викторовна, дети, дети детей, частенько и гости добавлялись. Иногда и в будние дни выбирался к обеду, особенно если был в МИСИ – совсем рядом. По Большому Козловскому переулку сразу же к Красным Воротам, а там и его Новая Басманная. Пройдешь мимо длиннющего Министерства Путей Сообщения, перейдешь мостик через железную дорогу от Каланчевки – площади трех вокзалов – к Курскому вокзалу, а там уж два жилых дома – один пышный высокий, другой поскромнее – и подходишь к прозрачной ограде. У ворот на пилоне большая застекленная доска: «Военная комендатура Москвы». Войдешь во двор – налево многоэтажный дом где на четвертом этаже квартира Генриха Георгиевича, направо подальше –та самая комендатура, упоминание о которой почти всем офицерам не по вкусу. Для одних это частые наряды в патруль по городу. Для других это отстойник принявших излишнюю «дозу» или «нарушивших форму одежды». Временами за точностью соблюдения военной формы одежды следили даже более чем строго – придирались. A Генрих Георгиевич, по рассеянности сугубо штатского человека, запросто мог совместить разные формы, что было «не положено».

д.т.н., профессор, полковник в отставке Глазунов Ю.Н.

Новая Басманная улица дом №16. Особняк Ростопчиных, Прове, Военная комендатура.
Новая Басманная улица дом №16. Особняк Ростопчиных, Прове, Военная комендатура.

Генрих Георгиевич был строгим к себе, внимательным к другим, и, что повторял каждый, кто был с ним знаком, добрым человеком. Наследие его живет в реализованных проектах, книгах, а главное, в людях.

За материалы к публикации благодарим Елагину Елену, внучку Генриха Георгиевича!

Напечатано по изданию: Генрих Георгиевич Карлсен: сборник воспоминаний / ред. А. Б. Марцинчик и В. Г. Антоненко. — М.: СиДиПресс, 2007. — 48 с.

Фото: pastvu, личные архивы семьи Карлсенов

Подготовка к публикации: Берникова А.Д.